АДМИНИСТРАЦІЯ


ПОСЛѢДНІЯ НОВОСТИ

16.11. Сегодня у нас сразу двойной праздник! Читайте далее.

ДЛЯ НАСТРОЕНІЯ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

на оригинальный проект по альтернативной истории Российской Империи начала 19 века. В центре сюжета - магия, признанная на государственном уровне. Маги - привилегированный слой общества. Только здесь - мир Толстого и чары, Наполеон и боевая магия, поэты золотого века и волшебство!

НЕОБХОДИМЫЕ ВЪ СЮЖЕТ

"Гиацинты"Маги-народникиИмператорская семья"Асмодейки"Консерваторы и реформаторыБродячие артистыПерсонажи из книгРусский детектив

ДѢЯТЕЛИ



ЛУЧШІЕ АВТОРЪ & РАЗСКАЗ


ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ­­­

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ­­­ » АРХИВЪ РАЗСКАЗОВ » Чаепитие по-императорски; [x]


Чаепитие по-императорски; [x]

Сообщений 1 страница 20 из 21

1


https://i.ibb.co/68GfbzP/tumblr-md75la-Jebh1r5kl7zo1-500.gif

Место действия:
одна из гостиных Елизаветы Алексеевны, Зимний дворец, Петербург;

Время действия:
февраль 1809;

Участники:
Елизавета Алексеевна (нпс), Екатерина Павловна, Георгий Петрович, Анна Павловна, Мария Федоровна (нпс), Александр I

Даже обычное полу-семейное полу-официальное чаепитие в императорской семье может стать незабываемым событием, особенно когда у её членов такие непростые отношения.

Отредактировано Георгий Петрович (21 Окт 2021 16:50)

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+2

2

Последний год молодую императрицу Елизавету видели крайне редко. Оно и не мудрено: не прошло ведь ещё и 10 месяцев со смерти малышки Лизы, младшей дочери Её Величества. Хотя двор в трауре не пребывал, да и император давно уже перестал носить маску горя, а Мария Федоровна и вовсе была вполне, кажется, довольна тем, что молодая невестка не мешает ей оставаться центром придворной жизни. Только сама Елизавета Алексеевна не могла отпустить свое горе. Каждый день она задавалась одним и тем же вопросом: чем она заслужила столько страданий? Самое страшное, конечно, это смерти обеих дочерей в столь юном возрасте. А ещё воспоминания терзал голос лекаря - осторожный и вкрадчивый - сообщающий императору и его жене: последние роды государыни были столь тяжелыми, что велика вероятность более не зачать. Ох, знал бы старый врач, что не император был отцом младшей великой княжны, его бы, наверное, удар хватил. Да и вряд ли его известия сильно огорчили императора. Во всяком случае так думала Елизавета, не решавшаяся обсудить сей вопрос с супругом. Впрочем, когда весь свет обсуждает бастардов твоего мужа от Нарышкиной, разве могут остаться ещё какие-то вопросы?
Итак, терзаемая одиночеством и горем, Елизавета Алексеевна оставалась непричастной ко всему, что происходило за последний год. А жизнь при дворе, тем временем, совсем не утихала. С декабря свет обсуждал возвращение в столицу империи кузена императора, ольденбургского принца Георга. Императорская семья усиленно искала жениха для великой княжны Екатерины, дабы утихомирить всех сплетников, и приезд немецкого кузена в Санкт-Петербурга, очевидно, был не просто семейным визитом. Вскоре многие слухи оправдались - в первый день нового, 1809 года, состоялась помолвка Георга и Екатерины Павловны. Здесь даже Елизавета Алексеевна не смогла остаться в стороне, и ей пришлось появиться перед очами всех придворных и иностранных дипломатов, приглашенных на торжества в честь помолвки. Как только оные закончились, двор начал готовиться к свадьбе, назначенной на конец лета, а Елизавета вновь постаралась скрыться ото всех.
Впрочем, ненадолго. И старшая сестра, и мать в своих письмах настойчиво уговаривали императрицу прекратить свое уединение. Прошлое было не вернуть, ошибки не исправить, а умерших - не воскресить. Одиночество лишь только усугубляет страдания. Это слышала Елизавета едва ли не каждый день и в итоге сдалась. Под давлением родственниц она решилась устроить в своей гостиной небольшое чаепитие для жениха и невеста. Тут стоит отметить, что именно подобный шаг так же стоил государыне немало усилий. С Екатериной Павловной отношения у них были всегда сложные. Даже в те года, когда Като была ещё ребенком, а Елизавета - юной великой княгиней. Но принц Георг, облачившийся в русский мундир, делавший его статным, да и заслуживший уважением на службе, вызывал у императрицы, наоборот, симпатию. Кто знает, может, этот брак стал был первым шагом к тому, чтобы две женщины смогли забыть все старые обиды?
Гадать было бессмысленно. Покажет все лишь только время. К себе в гостиную пригласила Елизавета и государя с его матерью. Намечался этакий семейный уютный вечер. Пускай императрице и сложно было назвать себя нынче членом этой семьи.
К назначенному часу в гостиной был накрыт стол, а несколько служанок тенью стали в дальних углах, готовые в любой момент выполнить просьбу августейших господ. Вскоре появился и лакей, доложивший о первых визитерах. Накинув на плечи шаль, Елизавета Алексеевна прошла из своего кабинета в гостиную, дабы встретить невестку и своего будущего зятя.

Внешний вид

http://s5.uploads.ru/Nduci.jpg

+3

3

- Maman, вы же присоединитесь к нам? - устроившись на софе в кабинете своей матери, Екатерина Павловна лениво разглядывала интерьер комнаты. Вдовствующая императрица не часто располагалась в своих покоях в Зимнем дворце, предпочитая проживать во дворце на Елагине острове. Но эта зима была особенной для императорского семейства, поэтому Марии Федоровне приходилось подолгу находиться в официальной резиденции своего старшего сына, чтобы не упускать из вида ни одного важного события. Можно ли было назвать предстоящее чаепитие важным событием? Наверное, в их случае - да. Ведь далеко не каждый день они все собирались в кабинете Лилибет, разыгрывая из себя дружное семейство. “Спектакль для одного зрителя” - так бы могла назвать это действие Като, предполагая, что играть они будут для её жениха. Георг Ольденбургский вряд ли успел узнать все подробности взаимоотношений внутри императорской семьи и смог бы, может быть, и поверить им. Но только надолго ли? Да и великой княжне совсем не хотелось бы изображать что-либо перед человеком, с которым ей предстояло прожить всю оставшуюся жизнь.
- Да, но позднее. Вместе с Александром, - из круговорота мыслей Катиш вырвал голос матери.
- Что? Вы хотите оставить меня наедине с Ней? Не боитесь, что это плохо закончится? Да, и к чему доставлять Её Величеству лишние страдания, она и так до сих пор не оправилась, - намекая на смерть великой княжны Елизаветы, Екатерина Павловна внимательно посмотрела на выражение лица своей матери. С самого рождения этой девочки и вплоть до ее смерти что-то происходило внутри семейства. Но в суть этой тайны Като не посвятил пока даже брат.
- Не наедине. С вами будет Георг. А Её Величеству пора вспоминать, что траур давно закончился, а впереди нас ждут празднества. Мы не можем вечно оплакивать её ребенка.
- Вашу внучку…
- Да, мою внучку, - Мария Федоровна подняла суровый взгляд, видимо, намереваясь в очередной раз отчитать свою чрезмерно языкастую дочь. В последнее время вдовствующей императрице приходилось делать это с невероятной частотой, но в этот раз её прервала статс-дама, появившаяся на пороге кабинета.
Великую княжну уже ждали в гостиной императрицы, так что Екатерина, поклонившись матери, поспешила удалиться из её кабинета. Слушать в очередной раз нотации ей совершенно не хотелось. Видит Бог, их было слишком много с тех пор, как распространились слухи о её привязанности к Багратиону.
“Петр Иванович…” - что-то больно кольнуло при воспоминаниях о генерале. Совсем не вовремя, учитывая, что у покоев императрицы великую княжну уже должен был ждать её жених.
- Ваше Высочество, - оказавшись как раз перед лицом Георга, Екатерина Павловна с кокетливой улыбкой поприветствовала принца. Многие при дворе находили удивительным, что выбор великой княжны пал на её немецкого кузена - младшего в семье, которая фактически потеряла свои земли и могла лишь надеяться, что русский царь поможет вернуть Ольденбург. Но сама Екатерина была вполне довольна своим выбором. Точно лучше, чем мелкий корсиканец, надменные австрийцы или родной брат Аннет*.
Обменяться парой слов со своим женихом однако Катиш не успела, лакей поспешил проводить пару в покои Елизаветы Алексеевны.
- Ваше Величество, - сначала реверанс, затем родственные поцелуи в щеки. Как и положено в их случаи. Впрочем, взгляд Екатерины оставался холодно-ироничным, выдавая, что между женой и сестрой императора не все так просто.
- Благодарю Вас за то, что вы решили устроить для нас подобный вечер. Матушка и брат обещали присоединиться к нам позднее. Впрочем, зато у вас будет больше времени узнать Его Высочество. 


* в числе предполагаемых кандидатов в женихи Екатерины были Наполеон, которого отвергла сама Като, австрийские эрцгерцоги Фердинанд и Иоганн, которые не были согласны с условием переезда к русскому двору, и Леопольд Саксен-Кобургский, родной брат Анны Федоровны (жена цесаревича Константина), которому предпочли принца Ольденбургского

Внешний вид

http://s7.uploads.ru/c4sIk.jpg

+3

4

Переезд в новую страну на постоянной основе можно сравнить с началом новой жизни: никто тебя не знает, можно абсолютно с самого начала завести друзей, нажить врагов, но главное есть вера в то что в этот раз всё будет лучше. Вот с такими мыслями и надеждами Георг и прибыл в новую для него страну. Признаться, он всегда считал что женщина должна переезжать на родину мужа. У него же служба и дела, а ей хранить семейный очаг, да детей воспитывать. Но так уж сложилось что Ольденбург оккупировали французские и голландские войска. Выходило так что семейство осталось практически с нисчем, вспомнив в самый нужный момент о имеющихся родственниках в Российской Империи, которые стали последней надеждой вообще для всех Ольденбургских.

Данное положение не могло быть приятным. Так, Георг явно ощущал неравенство с невестой и более того, находились те кто на это указывал, правда пока лично он не сталкивался с тем чтобы указали на "он её не ровня" прямо, глядя в глаза. Но всё может быть, верно? К тому же правда. Но стоит отдать должное его дальним родственникам и будущей семье, они были весьма гостеприимны. Благодаря всему этому тревоги и страхи связанные с переездом, и перемешанные с надеждами переносились лучше.

Правда прошёл уже почти год, но принц не успел привыкнуть ко многим вещам и порядком в России. Частенько поведение русских, а особенно суеверия, вызывали удивление и недоумения. К тому же, он так и не разобрался какие же отношения между членами императорской семьи, но при том что сами эти члены не спешили его посвящать во все дела. При нём изображалось дружелюбие и Ольденбургский охотно поддерживал всё это, делая вид что видит ровно то что ему показывают, пряча любопытство под маской любезности, уважения и благодарности. Да, он был в самом деле благодарен, но больше сам лично боялся вникать в семейные дела, следуя русской народной поговорке: "Не буди лихо, пока оно тихо". И всё своё любопытство и энергию посвящал службе и юридическим правам крестьян. Это дело требовало столько усилий и неуклонного надзора что вскоре он привык пребывать в таком промежуточном состоянии в качестве иностранца, постоянно живущего в новой стране, что даже перестал стремиться становиться местным и "своим".

- Добрый день, - поздоровался он с невестой, оценив с каким вкусом та подобрала наряд. Сам же принц решил особенно не изголяться и явился в универсальном наряде на все случаи, сезоны и времена - военном мундире, словно только что прибыл со службы. Слишком разряжаться на семейное чаепитие считал неуместным, с другой стороны, это же чаепитие с императорской семьёй. - Вы выглядите…

Лакей Елизаветы Алексеевны не дал договорить о том что выглядит его невеста просто прекрасно, а вот её жених был настолько скуп на фантазию что заявился на чаепитие в военном мундире.

- Здравствуйте Ваше Величество, - сказал Георгий, выполнив далее все нужные жесты для приветствия императрицы. - Очень рад наконец-то познакомиться с вами получше и благодарю за приглашение.

В отличие от супруги, Георг улыбался вполне искренне и с интересом смотрел на императрицу Всероссийскую и предпочитал продолжать создавать видимость того что он вообще ничего не знает и не понимает, хотя от его внимания и не ускользнул взгляд невесты.

"Почему?" - принц тут же предпочёл отмахнуться от мыслей. - "Лучше мне не знать…"

Отредактировано Георгий Петрович (25 Дек 2019 14:33)

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+3

5

Лакей проводил гостей императрицы в гостиную, и Елизавета постаралась встретить их доброжелательной улыбкой. Надо сказать, что в последние месяцы улыбки были редкими гостями на лице государыни. Молодая императрица все чаще была грустной. Но эту грусть никто не мог с ней разделить. Вдовствующая императрица настаивала, что у августейших лиц нет права на страдания, мать была далеко, старшая сестра - занята своей личной жизнью, как и графиня Строганова не могла постоянно находиться подле Елизаветы. Вот и приходилось нести бремя печали в одиночестве, а на людях изо всех сил стараться играть в счастливую женщину. Хотя кого эта маска могла обмануть? Весь двор и свет всё прекрасно понимали, глядя на то как публично император милуется с госпожой Нарышкиной. Вот разве что принц Ольденбургский мог ещё быть не в курсе всех обстоятельств их жизни, проведя последний год вдали от Санкт-Петербурга. Но едва ли её будущему зятю понадобится слишком много времени, чтобы во всем разобраться.
- Рада вас обоих видеть у себя, - ответила Елизавета на приветствие своих гостей, обмениваясь родственными поцелуями с великой княжной. Екатерина Павловна не стала прятать своего взгляда, который говорил о многом. Что ж, никто и не обещал, что этот вечер будет простым.
Жестом руки императрица пригласила Георга и Като занять свои места за столом. Расторопная служанка тут же разлила чай, а затем также скоро и исчезла в тени, стремясь ничем не выдавать своего присутствия и не нарушать предстоящего разговора августейших особ.
- Вы правы, раз нам предстоит породниться ещё сильнее, то будет весьма правильно по-лучше узнать друг друга, - Елизавету и Георга, конечно, не связывало кровное родство. Пока они "роднились" только через брак Лилибет с Александром, кузеном принца Ольденбургоского, который через несколько месяцев станет ещё и шурином российского государя. Родство весьма далекое и даже спорное, но, тем не менее, они будут считаться официально одной семьей, так почему бы не попытаться завести хотя бы одного друга в императорском доме? Впрочем, друг - слишком громкое слово. За 12 лет, проведенных в России, Елизавете так и не удалось найти верного друга в числе родственников её супруга, и ничто не предвещало изменений.
- Вы уже целый год провели в России, какой вы нашли её? - сделав небольшой глоток горячего чая, в надежде, что он поможет расслабиться, Елизавета первой начала их светскую беседу. - Знаю, как непросто может быть иностранцу привыкнуть к местным обычаям, но, надеюсь, вас везде принимали с теплотой и достоинством?
Конечно, кому как не урожденной баденской принцессе было понимать состояние принца, прибывшего в чужую страну и к чужому двору. С другой стороны, возможно, подобное сравнение было унизительным для мужчины? Привычным делом было, когда невеста, а затем жена переезжала на родину мужа, а не наоборот. Но в то же время ещё Екатерина II мечтала оставить при себе двух старших, ныне уже покойных, внучек, выдав их за безземельных, но достойных принцев. Увы, Александру и Елену ждала совсем иная, очень грустная, судьба, зато тезка великой императрицы смогла добиться подобного решения.
- Вы уже обсуждали с государем, где будете жить после свадьбы? - следующий вопрос был уже скорее адресован великой княжне. Императрица не сомневалась, что новоявленная герцогиня Ольденбургская захочет непременно остаться в центре придворной жизни.

+2

6

Почему Екатерина и Елизавета никак не могли найти общий язык? Великая княжна, даже если бы однажды задалась этим вопросом, вряд ли смогла бы дать на него точный ответ. Сначала маленькая пятилетняя Като просто с ревностью относилась к молоденькой принцессе, что выходила замуж за её старшего брата. Великой княжне по наивности детских лет казалось, что эта красивая светловолосая девушка навсегда украдет у неё любовь и внимание Саши. И ведь в начале так и было: поглощенный первыми годами счастливой семейной жизни Александр куда больше времени проводил при дворе в компании своей жены, чем в Павловске с младшими сестрами. Потом, правда, их семейная жизнь дала трещину, стали ходить слухи у том, что будущий император - неверный супруг. И Екатерине было обидно, что во всем винят лишь Сашу. Сестринская любовь не давала ей поверить в то, что Александр просто так стал жесток и несправедлив к Елизавете. Нет, все дело в том, что она слишком холодна, серьезна и скучна - именно так для себя решила Катишь, став помогать Александру встречаться с красивой и страстной полячкой. К тому же великая княжна была уверена, что Елизавета осуждает её поведение, винит в тех сплетнях, что гуляют до сих пор при дворе. Императрице по нраву и темпераменту была куда ближе сестра Мария - столь же серьезная, ответственная, правда, более стойкая и выносливая. И теперь Екатерине казалось, что она просто отвечает государыне взаимностью.
Обращения императрицы к Георгу Като слушала молча, кончиками пальца прикасаясь к краюшку чашки. Был ли вопрос про иностранца для принца болезненным? Честно говоря, великая княжна об этом не задумывалась. Юношеский эгоизм ещё не покинул её своевольного и дерзкого характера. Великая княжна, непременно, хотела остаться в России и ни за что не согласилась бы покинуть родину даже ради одной из европейских корон. Статус мужа ей был совсем не важен. Пуская при дворе сколько хотят обсуждают, что ей достался принц, в чьих землях нынче господствует мелкий корсиканец, или, что из всех сестер, ей достался наименее перспективный муж - Екатерина все равно считает, что ей весьма повезло, ведь она добилась своего. Что же касается Георга... он был совсем не похож ни на князя Долгорукого, ни на генерала Багратиона. И, наверное, это к лучшему. В новой жизни ей ничего не будет напоминать о прошлой. А принц был весьма образован, честен, а русский мундир придавал ему стати. Возможно, Георгу не хватало светского лоска, но это не было бедой. Став членом императорского дома, он привыкнет к их придворной мишуре.
- Обсуждали, - Екатерина подняла взгляд на императрицу, улыбнувшись лишь уголками губ. В её глазах по-прежнему плескалась ирония, а в мыслях гулял ехидный вопрос - "Беспокоитесь, что я останусь рядом с вами в Зимнем или Таврическом?". - Его Величество пожелал сделать нам с Георгом подарок, разрешив после свадьбы устроить свою резиденцию в Аничковом дворце. А также нам будет пожалован дворец в Твери, - при последних словах великая княжна постаралась скрыть горечь. Тверь была далека от столицы, а ей совсем не хотелось покидать привычные места и отдаляться от двора. Но маман и старший брат были уверены, что это пойдет молодой паре на пользу. А ещё Тверь должна была стать хорошим местом для службы её будущего мужа. Супруг императорской сестры не мог оставаться генерал-губернатором за сотни верст от столицы. Его вместе со свадьбой ждали новые назначения.

+3

7

О, герцог Ольденбургский в самом деле был не в курсе тех событий, творящихся в императорской семье и не хотел знать, но понимал что в какой-то момент придётся, ведь неизбежно всё это. Императрица Всероссийская сказала что рада их обоих видеть, обменялась приветственными поцелуями с будущей супругой Георгия. Кажется обе пытались скрыть неприятные чувства, которые испытывают друг к другу (или не пытались), но тем не менее это было заметно.
Пока происходила вся эта семейная сцена, видимо спектакль разыгрывали специально для нового будущего члена семьи, принц решал стоит ли поздравлять с прошедшими праздниками или же не стоит, зная о горе, которое случилось у Елизаветы Алексеевны и из-за чего императрица предпочитала одиночество и уединение… Может прозвучит нелепо? Всё же, зная о том как разнятся рождественские традиции и само отношение к этому празднику: на Родине Георга - это самый большой праздник в году, в России же всё совсем не так, хоть и отмечают с размахом…

В конце-концов, он решил ничего не говорить, тем более о прошедших праздниках речь так и не зашла. Так что Ольденбургский просто поблагодарил за приглашение и занял указанное место. Налили чай. И как раз в такт мыслям о том как разнятся зимние рождественские традиции, у Георга спросили про Российскую Империю и местных обычаях. Чуточку подумав, он решил сказать правду.

- Буду откровенен, - сказал он, - Мои впечатления о России весьма неоднозначны. С одной стороны, удивляет насколько светское общество походит на европейское, с другой, стоит немного присмотреться, явно видны различия и привычного совсем немного, я бы даже сказал мало, - он немного отпил чаю, думая не обидится ли Катенька, на то что он скажет дальше. Обижать будущую жену своим мнением о том что Россия во многом проигрывает Европе (его личное мнение) не хотелось, но ведь он же обещал сказать правду… Как быть? - Тут многое можно сделать: дороги, каналы, порты, законы - всё это требует серьёзной работы, как я думаю. 

Выкрутился, одним словом. Вроде и правду сказал, и  не обидел!

- Но мне очень нравится природа и люди, у вас, - посмотрел на супругу, - Тут очень красивые леса и люди очень радушные и гостеприимные.

И что же относительно самого вопроса? Видел ли он в этом оскорбление или напоминание о том, что в их семье не жена переезжает к мужу, а наоборот? Нисколько. Это женщины (в особенности обиженные друг на друга женщины) в каждой фразе видят скрытый смысл. Ольденбургский же принял вопрос просто как светскую беседу, а может и любопытства, ведь и сама императрица в своё время прибыла в чужую страну и к чужому двору.

Далее настал черёд вопроса для будущей супруги, так как о том где она будет жить, та безусловно знала больше. Принц же даже Тверь не успел посетить, а потому поспешил увести беседу в более безопасное русло, чтобы беседа не касалась никого из императорской семьи. Он, конечно, был не в курсе всего, но понимал что что-то происходит нехорошее.

- Тверь… - повторил он название места где они будут жить. - Вы там бывали? - вопрос адресовался сразу обоим женщинам. - Что это за место?

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+3

8

“Весьма неоднозначны” - Елизавета понимающе кивнула на эту фразу принца. Пожалуй, она сама испытывала такие же противоречивые чувства, когда впервые оказалась в России. Да и последующие несколько лет прошли с такими же противоречивыми чувствами. С одной стороны, роскошь и масштабность поражали юную девушку, проживающую до этого в скромном Бадене, с другой - вскоре для её взора вскрылись и потаенные для обычных обывателей интриги и заговоры, неотъемлемые атрибуты подобных дворов. Каждый из иностранцев с этим сталкивался, но каждый по своему воспринимал местные “традиции”. Принцесса Ангальт-Цербстская нашла себя во всем этом водовороте, возглавив в итоге страну под именем Екатерины II, но её любимица - баденская принцесса Луиза - предпочитала держаться в стороне, уходя в тень матери своего мужа. Какое место займет Георг? Это зависело от него. Но мужчинам было проще. Уже сейчас принц говорил о дорогах, портах и законах. Мужчина всегда мог с головой окунуться в свои обязанности и найти в этом свое призвание, став полезным. Женщине, увы, так поступить было нельзя. Обязанности императрицы-супруги заключались лишь в том, чтобы элегантно стоят подле мужа, вальсировать с иностранными дипломатами и принимать у себя жен высоких чинов - сложно найти в этом целое призвание.
- Похвально, что у вас столько мыслей и идей. Его Величество должен оценить, - о том, что может не оценить, Елизавета предпочла умолчать. Георгу предстояло самому разобраться с непростым характером императора, чтобы вовремя продвигать свои начинания. Увы, государь порой был столь непредсказуем, что даже императрица не всегда могла понять как он отреагирует на ту или иную новость.
- Согласна, в Россию можно влюбиться уже только за её необъятные просторы. Помню, под каким огромным впечатлением мы были с сестрой, когда только прибыли сюда. Хотя наш приезд пришелся на ноябрь, но даже в осенней слякоти здесь есть своя прелесть, не говоря уже о летней красоте или зимней, - императрица позволила себе это небольшое воспоминание, подумав, что Георгу будет интересно услышать впечатление от человека, который несколько лет назад пережил нечто похожее. -  Особенно хороша зимой Нева. Из моего кабинета открывается дивный вид на неё. Но истинное наслаждение от природы вы можете получить летом, посетив Павловск или Царское. Там прекрасные сады. Так что обязательно найдите в этот летний сезон время погостить у нас с государем или у Марии Федоровны.
Так плавно разговор продолжился темой будущего места жительства четы Ольденбургских. Аничков дворец - весьма интересное место избрал государь для резиденции своей сестры. Построенный в XVIII столетии, в “бабьем веке”, его изначально царицы дарили своим фаворитам. Там жил и граф Алексей Разумовский, фаворит императрицы Елизаветы Петровны, и небезызвестный Григорий Потемкин, возлюбленный и самый верный друг Екатерины II. Елизавета не застала даже последнего, она приехала в Россию, когда старая императрица утешалась после смерти самого верного своего соратника связью с молодым графом Зубовым. Впрочем, об этом человеке ей думать совсем не хотелось.
- Тверь - это небольшой, но весьма уютный городок на Волге, речные виды там дивны, - отреагировала на любопытство Георга императрица. - Но я там была всего пару раз, до и после коронации. Собственно, императорская семья всегда останавливалась в Путевом дворце в Твери для отдыха во время переездов из Санкт-Петербурга в Москву и обратно. Так что, думаю, первым делом вам придется заняться перестройкой дворца из временного пристанища в постоянную резиденцию и уютное семейное гнездышко.

+3

9

[nick]Мария Федоровна[/nick][status]Вдовствующая императрица[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/16/69638.png[/icon]

Мария Федоровна не любила Зимний дворец. Творение императрицы Елизаветы, которое закончил Петр III, все равно у всех ассоциировалось с царицей Екатериной. И если для нынешнего государя покойная императрица была любимой и любящей бабушкой, по заветам которой он обещал править в день переворота, то для Марии Федоровны свекровь была далеко не таким приятным воспоминанием. Забравшую её старших сыновей, отдалившую покойного мужа от трона, Екатерину Алексеевну вдовствующая императрица воспринимала не иначе как человека, разрушившего семью. Пошел бы Александр на переворот и свержение своего отца, если бы воспитывался рядом с ним, а не в отдалении, питаемый своей бабкой и её фаворитами идеями о том, что Павел Петрович неспособен к государственной деятельности?
Все эти мысли, непременно возникающие в голове, когда Мария оказывалась в Зимнем дворце, затуманивали рассудок. Поэтому вдовствующая императрица предпочитала жить в Павловске или на Елагине острове, а в резиденцию сына лишь наведываться. Однако теперь, когда весь двор начинал приготовление к свадьбе одной из её дочерей, Мария Федоровна была вынуждена проводить здесь времени гораздо больше обычного.
Вместе с официальными мероприятиями для придворных, послов и дипломатов, следовали и маленькие семейные торжества. Хотя чаепитие в покоях жены Александра торжеством, конечно, назвать нельзя. Маленькое семейное собрание для Като и её жениха. Последние уже были у императрицы Елизаветы, когда Мария Федоровна решила, что и ей пора посетить покои своей невестки.
Елизавету в последнее время вдова видела нечасто. Действующая императрица предпочитала скрываться ото всех в своих покоях. С одной стороны, её конечно можно понять - она была надломлена горем, обе её дочери скончались, а надежды на появление ещё одного ребенка практически не было. Как многодетная мать, Мария Федоровна знала, что такое хоронить своего ребенка: и ещё совсем маленьким, не покинувшим колыбели, и юным, успевшим только-только вступить во взрослую жизнь. Но ещё вдовствующая императрица знала, что младшая дочь Елизаветы не должна была получать титул великой княжны. Не имела она на то права. В её жилах текла кровь гвардейского офицера, а не русского государя. Но Александр запретил матери поднимать эту тему, он принял решение и был верен ему до конца. Император чувствовал свою вину за то, что произошло в его отношениях с супругой. А вот Мария Федоровна, воспитанная в строгих традициях подчинения в семье женщины своему мужу, не могла принять и простить поведения Елизаветы. Видит бог, сколько раз вдовствующая императрица, оскорбленная и униженная своим мужем, могла бы пойти на такой же шаг, желая отомстить. Но она все стерпела, как и подобает женщине и, тем более, императрице. Она никогда не позволяла себе сломиться, оступиться, забыть о своих обязанностях. И неважно, нужно ли было для этого дружить с фавориткой мужа, или признавать правление сына, свергнувшего собственного отца.
В итоге в покои к невестке вдовствующая императрица шла в не самом радужном настроении.
- Я думала, Александр уже здесь, - в сопровождении своих фрейлин в гостиной Елизаветы Алексеевны появилась Мария Федоровна, внимательно осмотрев всех присутствующих. - Даже император должен быть пунктуален. Напомните ему об этом, Элиз. Если, конечно, ваш муж вообще почтит нас сегодня своим вниманием.
По покоям невестки вдова перемещалась уверенно, будто сама была в них хозяйкой. Расположившись на свободном месте около чайного стола, она наконец, посмотрела в сторону “виновников сего торжества”. Свою дочь она уже сегодня видела и успела отчитать за все, что полагалось: дерзость и чрезмерную болтливость. Впрочем, её ещё предстояло учить и учить, иначе история с Багратионом не станет последним слухом.
- Я слышала, вы говорили про дворец в Твери? Думаю, туда надо будет отправить Карла Ивановича*. Он отлично справился со своими задачами в Кремле. Думаю, пора ему доверить уже и целую резиденцию, - говорила Мария Федоровна привычным себе образом - тон её не оставлял пространства для возражений и пререканий. Хотя зная Катиш, от неё можно было всего ожидать, так что дочери тут же был послан предупреждающий суровый взгляд. А затем, уже непривычно по-доброму, Мария Федоровна посмотрела на Георга. Её родной племянник и крестник её покойного мужа. Они были так близки родственно, хотя видела Мария Федоровна его до сего момента не так уж и часто. Но он служил ей воспоминанием о её немецкой семье, так что априори вызывал пока только лишь самые светлые чувства.
- Ich freue mich, dich zu sehen, Georg**, - в порыве ностальгии по своей ранней юности, вдовствующая императрица позволила себе поприветствовать племянника на родном немецком языке, подчеркивая тем самым их родство. А затем перешла на всем привычный французский. - Как жаль, что бедная наша Фридерика*** не дожила до этого момента и не видит, как возмужали её сыновья. Да упокой господь её душу. Его пути неисповедимы. Зато она навсегда останется в наших воспоминаниях юной и прекрасной. Чего не случится с нами, переживших по Его воле столько мирских страданий.
Окунув всех с головой в печальные мысли о покойной, Мария Федоровна подняла свою чашку с чаем, которую успели ей любезно наполнить горячим напитком, и сделала пару глотков. После чего посмотрела на всех присутствующих, как ни в чем не бывало.
- Так значит, вы уже обсуждаете свои планы на будущее после свадьбы? Думаю, вам надо будет заняться не только Тверью, но и в Аничковом сделать ремонт. Там никто не проживал со времен старой царицы Екатерины. У тебя, Элиза, столь тонкий и приятный вкус, тебе надо вырваться уже из своих покоев и помочь в этом деле будущим молодоженам. Дорогой Жорж, вы же не откажитесь от помощи Её Величества? Мы должны её чем-то занять. Императрице негоже столько времени прятаться от всех. - еще один оценивающий взгляд на невестку, после чего вновь на Георга - любезный и добрый - Она, конечно, уже не в черном, но посмотрите, до сих пор в приглушенных темных тонах. В конце концов, она не так стара, как я, и не хоронила мужа, чтобы пожизненно спрятаться в трауре. Пора бы добавить красок в её жизнь. Вы, конечно, будете упорствовать, Элиза? - завершая свое обращение к племяннику, вдова все же посмотрела на невестку и обратилась к ней.


* Карл Иванович  - Карл Иванович Росси, урожденный Карло ди Джованни Росси. Архитектор итальянского происхождения, с 1806 года архитектор Кабинета Его Величества, с 1808 работал в Кремле

**  Ich freue mich, dich zu sehen, Georg - Как я рада тебя видеть, Георг

*** Фридерика - Фридерика Елизавета Амалия Августа Вюртембергская, родная сестра Марии Федоровна и мать Георга и Августа

Внешний вид

https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/16/51099.jpg

Подпись автора

Ты не поверишь! - сплетни, слухи, легенды.

+2

10

Разговоры о службе и о впечатлениях иностранцев от России не сильно вдохновляли великую княжну. В какой-то момент она даже почувствовала себя лишней в этой беседе. Что она могла ответить своему жениху на все это? В вопросах его будущей деятельности она не особо разбиралась, да и в политику незамужнюю свою сестрицу брат никогда не подпускал. Пока об этом больше понимали его мать и супруга, Екатерине предстояло ещё только во всем разбираться. Впечатлениями о России она тоже не могла особо поделиться. К императорским дворцам и резиденциям она привыкла с младенчества, и не могла так же восторженно отзываться обо всем этом как Елизавета, прибывшая когда-то к ним из немецкого Бадена. Возможно, если бы Екатерина однажды покинула Россию, как это сделали её старшие сестры, она бы в тоске по родине и вспоминала родные края столь же восторженно. Нет, конечно, она любила свою родину, иначе не было бы этого рвения остаться непременно в России, но удивительные впечатления - удел тех, кто покинул Россию, либо прибыл в неё издалека.
- Думаю, мы еще до свадьбы можем успеть съездить в Тверь, чтобы оценить "размер бедствия" и решить, что нам хочется из этого сделать, - более живо отозвалась Като на разговор о её будущем доме, как тут в покои ворвалась Мария Федоровна. Хотя слово "ворвалась" сюда не подходит - вдовствующая императрица, как и всегда, появилась в комнате фигурой монументальной, будто всегда здесь и находилась, а то что было до - обман и неправда. Она уверенно шагала по комнате, не ожидая приглашения от невестки, оказалась за чайным столом, и тут же раздала замечания хозяйке сего вечера.
Катишь могла бы и с ехидным довольством улыбнуться этой напряженности, что царила между двумя императрицами, но появление матери её радовало, наверняка, не больше, чем Елизавету - свекрови.
Не успев появиться, Мария Федоровна уже обозначала, кто будет заниматься её будущей резиденцией в Твери и тут же сменила тему, не дав великой княжне вставить и слова. Это, кажется, была её новая тактика избегать дерзости своей дочери. Но Екатерина ни была бы собой, если бы позволяла беспрекословно командовать своей жизнью. Пока великая княжна лишь затаилась, смотря на то, как мать милуется со своим племянником и заодно будущим зятем.
- Да, помощь Её Величества была бы так полезна, - буравя взглядом стол, Екатерина подняла свою чашку. Внезапно захотелось, чтобы вместо чая в ней оказался напиток более терпкий. - Не отказывайтесь, Георг. У Ее Величества, действительно, прекрасный вкус. А, видимо, в моем вкусе моя матушка совсем неуверенна, - наконец, подняв взгляд, великая княжна "одарила" каждого ироничной холодностью своих темных глаз, даже не обращая внимания на то, что тем самым ставит своего будущего мужа в не самое выгодное положение. Теперь принцу предстояло ответить так, чтобы не обидеть сразу трех женщин, в компании которых он оказался. - Хоть мне и говорили, что брак это дело лишь двоих, но нас зато сразу получится четверо. Ведь знаю мою матушку, она не остановится лишь на дворцах. Не правда ли нам повезло, Ваше Высочество?

+3

11

Чем больше они с Елизаветой Алексеевной делились своими впечатлениями о России, тем больше разговор для Георга становился интереснее и приятнее. Ему понравилось что императрица Всероссийская похвалила его планы и поддержала слова о том что природа в России прекрасна. Было бы здорово, если бы и его будущая супруга была того же мнения, но похоже любви к родным пейзажам она не питала.

"Или ей просто не с чем сравнивать", - так или иначе, он понимал что всё и сразу не бывает. Не всегда получается найти тему для разговора, интересную и приятную для всех собеседников. Чем больше их, тем сложнее. Именно поэтому зачастую светские беседы такие скучные: люди должны говорить о чём-то ненавязчивом чтобы не поссориться и не начать спорить. Их же чаепитие имело другую цель: члены императорской семьи хотели получше познакомиться с тем, кого вскоре собираются принять в свою семью. И тут возникает ещё больше поводов для спора или скрытых обид, тогда как Ольденбургскому очень хотелось остаться в стороне от всего этого, ну и из чувства долго оградить невесту, однако он пока не был уверен хочет ли этого сама невеста.

Одно он понял точно: Катиш и Елизавета Алексеевна  совершенно точно не любят друг друга. Или просто ненавидят, потому что пока они даже не попытались поговорить друг с другом, а говорили обе с Георгом. У него сложилось именно такое впечатление, и он сейчас, пообщавшись немного с Её Величеством так и не понял причину за что невеста могла недолюбливать супругу брата.

"Да, интересно было бы увидеть как они обе общаются с Его Величеством", - сам же хотел остаться в стороне от семейных конфликтов императорской семьи, но мысли против воли сами всё больше и больше в них погружались. -  "Увидим, а пока попробую просто поддерживать беседу. Если они и вправду недолюбливают друг друга, то мне ещё повезло что разговор чем-то напоминает простой и непринуждённый".

- Думаю нам и вправду лучше до свадьбы посмотреть дворец, раз уж там действительно всё требует обустройства, - отозвался Георг, поддержав будущую супругу, услышав чьё-то замечание о том что Императора Всероссийского на чаепитии пока нет.

"А должен?" - признаться, о том кто был приглашён на семейные посиделки Георг был не осведомлён, но он был бы рад если бы появился император, одному, в компании трёх женщин недолюбливающих друг друга ему было неуютно.

И тем не менее, он улыбнулся и вежливо поздоровался с Марией Фёдоровной, также по-немецки:
"Ich freue mich auch sehr, Sie zu sehen". (С нем. "Я тоже очень рад вас видеть")

С грустным видом и без улыбки кивнул несколько раз, когда та упомянула его мать, что показалось Георгу чем-то милым и вызывающим симпатию. Ну в общем, этим жестом она тут же поспособствовала расположению к себе. Даже несмотря на то что она буквально всё успела прокомментировать и даже высказала своё мнение насчёт дворца в Твери! И за такое короткое время! Жорж (как называла его Мария Фёдоровна) только успел пару глотков чая сделать.

- Спасибо конечно, - наконец сказал он, ответ на предложение нанять Карла Ивановича, - Я нисколько не сомневаюсь в таланта господина Росси, но мы только что решили что сначала с Като побываем там сами до свадьбы, чтобы оценить "масштабы бедствия" и решить что нужно там переделать и после этого думаю услуги Карло ди Росси нам пригодятся. А вот если, вы, Елизавета Алексеевна хотите, то ваше мнение я бы тоже хотел услышать и не буду против, если вы решите составить нам компанию, - он хлебнул немного чаю, - Но вот что касается траура, то это ваше личное дело сколько его носить и не будет ничего страшного, если захотите остаться. Я всё прекрасно понимаю.

Он снова отхлебнул чая и прокрутил в голове то, что только что сказал. Как ему казалось, ответ не должен никого обидеть. Он услышал что невеста сказала о том что её матушка во вкусе не уверена, заметил как Мария Фёдоровна почти прямо говорила невестке о том что горевать хватит, однако же пока ему казалось что Катиш приняла всё близко к сердцу, ведь мотивы её матушки можно истолковать как благородные: просто хочет помочь невестке оправится от горя. Впрочем, неизвестно так ли это на самом деле. Жорж может вполне ошибаться.

Отредактировано Георгий Петрович (20 Июн 2020 20:48)

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+3

12

Последнее время юная Анна мучилась от тоски, хандра же ее становилась тем сильнее, чем ближе становилось замужество Като.  Даже тот факт, что Екатерина, сделавшись герцогиней Ольденбургской не покинет Россию, не могло унять волнения младшей сестры. Да, свадьба Екатерины отнюдь не первое торжество в их многочисленной семье, но первое, которое Анна переживала столь остро.  А возможно она просто повзрослела? Ведь ей было всего девять, когда Мария выходила замуж, и отъезд сестры не воспринимался ею, как безысходность.  Нет, тогда все походило на веселую игру.  Анна любила играть с младшими Великими князьями Николаем и Михаилом.  Они втроем с легкостью превращали в игру, все что будоражило их детское воображение.
Предстоящее замужество Катишь, выбивалось из ряда других торжеств, в первую очередь, отношением к нему Великой княжны.  Она понимала, что после свадьбы, собственная семья, как и положено, будет забирать все внимание Като. И на младшую сестру ей может не достать свободного времени.  Нет, Анна была рада за Екатерину, но предстоящая перемена в привычном жизненном укладе пугала. «Что будет после?» не раз задавалась она вопросом.  Не потеряет ли она в лице Екатерины, близкую подругу?
Все эти размышления приводили к тому, что Анна старалась больше времени проводить с сестрой.
Предстоящая свадьба Катиш вызывала противоречивые чувства и у Александра. Императору Всероссийскому положено было воспринимать своих сестер не иначе, как ценных козырей, которых можно было бы обменивать в политической игре на выгодных союзников. Возможно, это слишком цинично и бессердечно, но правильно для страны. И именно этим “правильно” успокаивал себя Александр, когда отправлял Марию в Веймар. Впрочем, несмотря на горечь от расставания, Мари все же была счастливой невестой, и это также усыпляло совесть молодого государя. Но с Като все было иначе. Возможно, потому что с ней Александра связывали совсем иные отношения, нежели с остальными сестрами. Нет, Саша любил и Мари, и Аню, но именно с Катериной его связывала особая близость. Возможно, дело ещё было и в том, что Като и сама не походила на своих сестер - слишком дерзкая и независимая. Её невозможно было подчинить своей воле, даже если это была самого императора. Но вдруг она сама подчиняла себя желанию матери и соглашалась на замужество. Пусть и жениха она избрала себе сама.
Георг казался Александру вполне достойным молодым человеком, хотя, как царя, его не мог не тревожить тот факт, что великая княжна выходила замуж за человека, фактически оставшегося без своих владений. Герцог без герцогства, живший за счет назначений от своего влиятельного кузена. Что скажут в Европе? Зато, с другой стороны, Катиш, благодаря этому браку, оставалась с ним в России, и Александра не могло это не радовать. Тверь ближе Ольденбурга, они смогут видеться часто. Достаточно часто, с учетом, что император не может уделять много времени своей семье, будь то сестры, или собственная жена.
Вспомнив о Елизавете, Александр мучительно вздохнул. С момента смерти полуторагодовалой великой княжны императорская чета встречалась не часто, ещё реже - наедине. Государь не знал, как вести себя с женой. Горе разделить её он не мог - он прекрасно знал, что хоронили они отнюдь не его дочь. Оттого сострадание внезапно могло смениться желанием больно уколоть, а потом раскаянием за это и чувством вины за то, что давно старается обрести подобие семейной идиллии рядом с другой женщиной.
Желание избежать встречи с женой стало причиной, по которой Александр не спешил появляться на их семейном чаепитие. Он прекрасно знал, что тем самым разозлит maman, но это его не сильно тревожило. Не хотелось только расстраивать Екатерину. Поэтому император все же покинул свой кабинет и направился в сторону половины Елизаветы. Однако не дошел. В последний момент он решительно свернул в сторону покоев, которые нынче отвели под комнаты для младшей из великих княжон.
- Почему ты не пошла с mama к Лизхен? - встретив свою сестру, император предложил ей руку. - Нельзя же оставлять нашу Бизям Бизямовну без поддержки, - подмигнув Аннет, Александру пришлось вновь развернуться в сторону покоев императрицы. Но в компании младшей сестры было уже не столь неловко являться в покои жены.
Анна была рада появлению императора, как никогда, ведь она сама порывалась пойти на это чаепитие, но строгие правила этикета и отношение к нему Марии Федоровны, удерживали девушку от бесцеремонной попытки внести легкую смуту в дела собравшихся в покоях императрицы. Но становится нарушительницей спокойствия под руку с братом - императором было и надежнее, и благопристойнее.
- Думаю, что в компании Катишь, поддержка может понадобиться кому –то другому, - вкрадчиво ответила Анна, разыгрывая перед Александром серьезную, сдержанную матрону.  Она приняла его руку и продолжила тоном полным смирения – Ваше Величество, полагаю, что в этом случае будет неправильно оставлять Лизхен и Георга, с матушкой, одних в компании Бизям. Им в любую минуту может понадобиться поддержка. Она озорно рассмеялась. И отбросив сомнения об руку с Александром переступила покои императрицы.

*

написано совместно с Александром Павловичем

+3

13

Скромная, почти что уединенная беседа трех человек с каждой минутой становилась все более масштабной, что Елизавета, только что внимательно внимавшая отзывам Георга о его пребывании в России, едва теперь поспевала за всеми.
Сначала появилась вдовствующая императрица. Мария Федоровна была в своем духе. Едва она переступила покои своей невестки, как тут же нашла чем уколоть Елизавету. Александра до сих пор не было. Впрочем, императрица и не рассчитывала, что её супруг почтит их своим вниманием. После смерти малышки Лизы он старался меньше времени проводить в обществе жены. И Мария Федоровна не могла этого не знать, оттого её поучение - напомнить мужу о пунктуальности - выглядело почти как издевка. Куда уж им говорить о манерах, когда они едва смотрят друг на друга и обмениваются парой слов за день.
- Обязательно, mama, - Елизавета сдержанно улыбнулась свекрови. - Чудесно, что вы нашли время навестить нас.
Однако поведение вдовствующей императрицы говорило о том, что у неё нашлось время отнюдь не только на любезный визит. Расположившись за чайным столом, она живо включилась в беседу и успела затронуть каждую тему: Путевой дворец в Твери, кто должен стать главным архитектором, ремонт в Аничковом, покойную сестру и мать Георга и даже траур Елизаветы.
Императрица сохраняла спокойствие до тех пор, пока Мария Федоровна не коснулась лично её. Слова вроде бы были полны заботы, но Елизавета чувствовала в них упрек. Не должна, не имеет права она скрываться от света. Обязана вести обычный образ жизни, будто и не похоронила не столь давно дитя. Тут ещё и колкость Като впридачу. Впрочем, последняя обращалась явно к матери. Какой молодой невесте понравится, что в её будущий дом и семью так нагло вторгаются, навязывая свои правила и вкусы?
На помощь всем, наконец, пришел принц Ольденбургский. Его мягкие слова, уклончивые, старающиеся не задеть ни одну из находящихся в комнате дам, были весьма продуманны. Удивительно, всего за пару минут Георг смог принять верную стратегию своего поведения. Весьма полезное качество. Сгодится как на службе, так и в семейной жизни. Особенно, если твоя семейная жизнь будет протекать в рамках Императорского Дома.
- Я с удовольствием помогу вам советом, если таковой понадобится. Вы всегда можете ко мне обратиться, - ответила императрица принцу и его невесте, а затем краем взгляда посмотрела на свекровь. Вряд ли Мария Федоровна слишком была давольна тем, что её авторитетное слово пытаются грациозно обойти. - Впрочем, уверена у Като не менее, а, может, и более прекрасный вкус. У вас есть значительное преимущество - вы моложе меня, а молодым проще принимать решения более интересные и рискованные. 
Замечания же про свой траур Елизавета предпочла проигнорировать. Частоту своих выходов и цвет своих платьев она совсем не хотела обсуждать. Казалось бы, на этом все острые моменты сей беседы должны были закончиться. Едва ли Мария Федоровна начала бы давить и упорствовать при будущем зяте. Она умела держать лицо и оставила бы нотации что для невестки, что для дочери на более удачный момент. Но тут в покоях внезапно появилась ещё одна пара посетителей. Император с самой младшей из своих сестер, великой княжной Анной.
Едва их взгляды пересеклись, императрица отвела свой взор от супруга, незаметно вздохнув. Честно говоря, она надеялась, что Александр не придет. В ней боролись противоречивые чувства. С одной стороны, не смотря ни на что, муж оставался для неё особым человеком, близким и даже родным. С другой - последние события непросто отдалили их, нынешние отношения были крайне сложными для обоих. Неловкость, холодность, попытки что-то исправить, затем колкости и отдаление и вновь по кругу одно и то же.
- Что ж, если нас не почтит своим вниманием ещё и цесаревич, то вот и последние гости на нашем семейном чаепитие, - пытаясь совладать со своими чувствами, произнесла Елизавета, подавая знак служанкам поставить на стол по ещё одному чайному прибору. - Мы обсуждали, как стоит обустроить дворцы, в которых будут проживать Като и Георг после свадьбы. Так что вы вовремя. А до этого говорили о том, какой нашел Россию Его Высочество. Ваше Величество обретет в его лице верного и весьма деятельного человека на службе, - интересно, рекомендация от неё императору - это во благо или во вред принцу в нынешних непростых отношениях между Елизаветой и Александром? Подумав об этом, императрица замолчала, решив дождаться реакции супруга и самого принца.

+4

14

Мария Федоровна тонко чувствовала, как менялось настроение в комнате. Напряженность Элиз, раздраженность Като, легкая растерянность Жоржа. Крылось ли в этом цель её визита? Конечно, нет. Но и болезненных переживаний из-за того, как воспринимали её слова окружающие, вдовствующая императрица не испытывала. Видит бог, все её слова и действия говорились и совершались лишь во благо.
Что ж поделать, если неугомонная и чрезмерно своевольная Екатерина своим безрассудством могла на свою голову навлечь множество проблем? Она уже едва не испортила себе репутацию этими непозволительными слухами про её увлеченность генералом Багратионом. Уж лучше теперь мать будет контролировать каждый шаг дочери, включая даже будущий ремонт во дворцах, чем даст дочери совершить ещё один необдуманный шаг. Во всяком случае, до свадьбы.
Что касается Елизаветы, здесь и вовсе вдовствующая императрица была настроена весьма решительно. Молодой императрице дали достаточно времени, чтобы оплакать свой дитя, и теперь пора было вспомнить о своих обязанностях. А ещё лучше - исправить сложившуюся в семье ситуацию. Сколь бы противоречиво ни было отношении Марии Федоровны к Элиз, а все же и вечные пересуды об отношениях Александра с любовницей, его открытое согласие с тем, что маленькие Нарышкины - его дети, совсем не нравились вдовствующей императрице. И то, что Елизавета даже не пыталась вернуть супруга к семейной жизни, да ещё и сама поддалась искушению, вызывало полное непонимание у вдовы.
А вот реакция принца Ольденбургского на её слова вызвала у Марии Федоровны неподдельный интерес. Она внимательно посмотрела на племянника и ласково улыбнулась. Интересная позиция - не обидеть никого. Весьма уместная сейчас, когда молодой Георг ещё только свыкается со своей новой семьей, но опасная в будущем, когда он уже станет частью императорского дома. Ему надо будет выбрать сторону и занять уверенную позицию, иначе его не станут уважать ни придворные, ни служащие, ни собственная супруга. Во всяком случае, так считала Мария Федоровна, ценившая в людях, в том числе, уверенность и верность. Но выводов о Георге она пока делать не спешила. Он оставался пока загадкой для своей тетки и будущей свекрови.
- Като, дорогая, поверь больше двоих вас и не будет. До тех пор, пока ты не осчастливишь супруга детьми, а свою мать - внуками, - тема внуков для вдовствующей императрицы была, надо сказать, болезненной. К своим 50 годам Мария Федоровна имела троих живых внуков: двое из них проживали в Мекленбурге, ещё одна внучка - в Ваймере. Четверо внуков - умерли в младенчестве. Незаконнорожденных отпрысков своих сыновей Мария Федоровна в расчет не брала. И в итоге вдовствующая императрица не могла понянчить ни одного. То, что Екатерина с мужем оставались жить в России, давало надежду, что в ближайший год это положение исправится. Хотелось бы больше, конечно, чтобы законными внуками её осчастливили Александр или Константин, дабы они принадлежали династии и могли занять трон. Но и ольденбургскому внуку Мария Федоровна бы искренне обрадовалась.
- Но не забывай, что ваши будущие резиденции - принадлежат императорскому дому. Так что нужно проявить особую щепетильность в вопросе их обустройства. Думаю, твой жених понимает о чем я говорю, не так ли? - обращаясь к Георгу, вдовствующая императрица рассчитывала встретить его прагматизм и педантичность, свойственную всем немцам, включая и саму Марию Федоровну.
Но обсуждение будущих ремонтов резко оборвалось. В покоях Елизаветы появился долгожданный здесь император. А под руку с ним вошла в гостиную и самая младшая из дочерей Марии Федоровны. Вдовствующая императрица удивлена была увидеть здесь Анну. В силу возраста младшая великая княжна пока ещё в большей мере оставалась в стороне от всех и придворных, и их семейных происшествий. Впрочем, нынче замуж выходила Като, а значит следующая на очереди - Анна. Ей следовало многому научиться и многое понять перед тем, как уже её поведут под венец. Так что Мария Федоровна сочла даже полезным, что ей младшая дочь тоже будет присутствовать при обсуждении предстоящих забот и торжеств. 
- Ох, Элиз, оставь разговоры о службе и политике мужчинам, - рассмеявшись, отреагировала Мария Федоровна на слова невестки, пока Александр и Анна располагались за столом. Конечно, вдовствующая императрица лукавила: с момента, как её старший сын взошел на престол, Мария Федоровна в стороне от его действий и решений не оставалась. И даже если не могла влиять на них, то о своем мнении всегда ставила в известность, настаивая на том, чтобы с ним считались.
Принц Ольденбургский, естественно, со свадьбой должен был получить приличествующие его новому положению должности и чины. А ещё его необходимо было возвести в “Его Императорское Величество”, дабы муж не оказался ниже по положению, чем его супруга. Об этом ни раз они говорили с императором.
- У нас также возникла небольшая дискуссия о том, что пора Элизе начать чаще выезжать в свет. Ты так не считаешь? - клин вышибают клином. Если Александр и Елизавета всеми силами старались избегать общения и совместных тем, то Мария Федоровна была готова нарочно каждый раз их “сталкивать”.

[nick]Мария Федоровна[/nick][status]Вдовствующая императрица[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/16/69638.png[/icon]

Подпись автора

Ты не поверишь! - сплетни, слухи, легенды.

+3

15

Спор о будущем переустройстве резиденций и трауре Елизаветы быстро сошел на нет стараниями Георга и mama. Первый дал уклончивый ответ, вторая - не захотела продолжать настойчивую борьбу, очевидно, оставив её на другой день. Впрочем, оставить ещё одно наставление для Като матушка не забыла. Великая княжна лишь тяжело вздохнула, услышав про детей. Если вдовствующая императрица и думала лишь о том, как, наконец, подержать на руках родных внуков, то для её дочери это прозвучало как некое принижение её роли и очередное наставление: куда уж ей, ещё незамужней девице, лезть в обсуждение серьезных тем? Да и само замужество, видимо, её положения не изменит, пока она не родит, вот тогда, может, и сравняется со своей авторитетной матерью. Хотя и то не факт. Слишком независимая Екатерина не могла смириться с фактом того, что она должна находиться в тени. И она совершенно не понимала, как подобное терпит Елизавета - действующая императрица, казалось, добровольно пропускает вперед себя вдову прошлого царя. Во всяком случае, она не делала никаких попыток препятствовать этому. Като же изо всех сил старалась возвести границы для матери. Правда, пока эти границы выглядели лишь как недовольство, упрямство и колкости.
- Благодарю, Ваше Величество, - отозвалась Екатерина лишь на слова Элизы. Причем весьма искренне. Было несколько неожиданно услышать из уст императрицы комплимент своему вкусу. Конечно, в этом, наверняка, сочетались лишь дань вежливости и попытка увильнуть от настойчивости вдовствующей императрицы. И все же редко они с Елизаветой говорили друг другу что-то приятное. В их отношениях было больше молчания, колкостей, сказанных в сторону, и немого осуждения.
А ещё, кажется, императрица симпатизировала Георгу. Не то, чтобы Като слишком хотела одобрения от Елизаветы, но было в этом что-то приятное. Многие при дворе находили странным, что великая княжна остановила свой выбор на немецком кузене, когда у неё и в прошлом, и в настоящем были весьма перспективные варианты: если уж не корона Франции, но хотя бы правитель какого-нибудь немецкого герцогства или родственник австрийского императора. Назойливость этих пересудов раздражала, особенно потому, что император при этом не выражал какой-то суровой и четкой позиции, чтобы напугать тем самым сплетников. Екатерина так до конца и не понимала, как брат относится к её скорой свадьбе. Так что поддержка хотя бы его жены - уже что-то.
К слову, об Александре. Едва Като подумала о старшем брате, как он появился в покоях, а рядом с ним - и Анна. Великая княжна радостно улыбнулась, встречая своих брата и сестру. Два самых близких человека из семьи оказались рядом, и это подействовало на Екатерину ободряюще. Одной будет уже не столь сложно противостоять матушке. Если, конечно, Александр решится открыто поддержать свою сестру на глазах Ольденбургского принца. Впрочем, даже если нет, рядом будет хотя бы Анна. Милая сестра одним лишь своим присутствием смягчала и успокаивала буйный характер Като.
- Какая же в этом политика, mama. Элиз просто заметила, что Георг придется весьма к месту на службе, - удивительный вечер. То императрица делает комплименты Екатерине, то сама Екатерина говорит в защиту императрицы. - Жорж, вы, наверняка, успели соскучиться по делам, пока находитесь в столице? Все эти придворные приемы и свадебные хлопоты - для вас, наверное, весьма утомительны?
Наконец, великая княжна, погруженная в противостояние с собственной матерью, смогла обратиться и к своему жениху. Во-первых, она, действительно, волновалась, как все происходящее воспринимает Георг. Последний год он провел в качестве эстляндского генерал-губернатора, вдалеке от столицы, поглощенный лишь делами этого прибалтийского края. Во-вторых, Като хотела показать Александру, что её выбор - не ошибка, а империя гораздо более получит пользы от талантливого государственного деятеля, чем - сомнительного союза с каким-нибудь владетельным немецким князем. Сегодня они союзники, завтра выгоднее будет стать врагами, и никакой династический брак не спасет ситуации.
Но матушка виртуозно постаралась отвести вдруг тему вновь в сторону Елизаветы. Всем было, очевидно, что императрице это неприятно, но разве можно было остановить Марию Федоровну, когда она уже что-то решила. Однако Екатерина вмешиваться в отношения своего брата с супругой не собиралась. Она всегда была на стороне Александра и упрекать его холодностью к жене не собиралась. В конце концов, она не знала всей ситуации, чтобы винить в чем-либо брата. Хотя  теперь, когда она сама была на пороге собственной семейной жизни, постепенно сложившаяся ситуация начинала представляться ей и с другой стороны. Совсем не хотелось оказаться на месте императрицы. Сама Като никакой Нарышкиной терпеть бы не стала.

+2

16

Это можно назвать победой… Нет, правда! Ведь весьма уклончивый ответ с блеском выполнил свою роль: обошлось без скрытых обид и неприятных слов. Или нет? На самом деле, Георг ещё не вникал во внутренние отношения императорской семьи (и не хотел этого делать, признаться честно), но понимал что придётся рано или поздно. Но лучше поздно. А ещё лучше - никогда, хотя вряд ли стоит надеяться на такой щедрый подарок судьбы.

Что же, пока женщины комментировали его ответ и к нему никто не обращался, Георгий решил подвести итог и осознал что, пожалуй, высказывание о трауре было лишним, хотя он был доволен собой что сказал это вслух. Но у него на Родине было не принято так… слишком… так напролом влезать в чью-то жизнь и умудряться при этом давать ещё какие-то советы.

"Наверное, это истинно русская черта лезть в чьи-то дела без приглашения и при этом не чувствовать себя неловко", - вот принц не мог представить себя на месте Марии Фёдоровны и не понимал к чему вообще было упоминать цвет платьем императрицы. - "Не лучше было бы деликатно обойти тему? А если лишнее напоминание только делает хуже?"

Под "делает хуже" он имел в виду что траур не носят просто так. И раз уж он связан со смертью, то не лучший способ напоминать о случившемся или обесценивать чью-то смерть своими замечаниями.

Парадокс заключался лишь в том, что Мария Фёдоровна была вюртембергской принцессой Софией Доротеей до замужества, однако именно ей Жорж приписал по его мнению истинно русское качество. Так что тут не совсем всё однозначно. Но определённо эта тема ему не нравилась, хотя и не касалась его совсем. Даже несмотря на это хотелось чтобы она поскорей закончилась, потому что всё больше и больше в глазах принца Ольденбурского сия ветвь разговора напоминала копание в грязном белье Александра и Елизавета, а Георга стал одолевать испанский стыд за то что он является свидетелем этого. Впрочем, что-то подсказывало что это не первый и не последний раз. Да и осторожный взгляд в сторону невесты показал что для той подобное привычно.

- Разумеется за ремонт я готов взяться со всей ответственностью, - принц Ольденбургский поспешил поддержать тему с ремонтом, надеясь что вскоре о трауре забудут. - Но я не могу принимать решения вот так сразу, пусть даже с ваших слов. Хотелось бы сначала оценить состояние резиденций лично.

И да, тут проявилась одна из основных черт принца - он любит вникать во все, пусть даже самые незначительные дела лично. И пока он думал о том помешает ли эта привычка на службе в России или наоборот поможет, появился император с младшей сестрой. Позволив всем сидевшим за столом поприветствовать только что прибывших, Георг произнёс приветственные слова последним, после чего поставив на стол чашку с недопитым чаем и чуть отодвинув её от себя. После подобных разговоров желания пить чай не было.

- Это верно, - подхватил Жорж слова императрицы и тем самым отвечая ещё и на вопрос невесты, глянув в её сторону. - Мне в самом деле не терпится уже приступить к делам. Я думаю много что смогу сделать полезного для государства.

И тут была продемонстрирована ещё одна отличительная черта, которая больше присуща всем немцам, состоящим на службе: верность не только государю, но и государству как таковому. А именно Георгия Петровича интересовал больше не титул, земли и положение в обществе, а служба на благо отечества (хотя без первого не выполнить второго!).

- Очень мило видеть ваше беспокойство, - чуть тише добавил он, посмотрев в глаза невесты. Забота Екатерины была, в самом деле, трогательной и приятной. Георг даже решил вернуться к чаю, пододвинув кружку к себе, но вот снова началось обсуждение траура императрицы всероссийской и желание пить чай снова пропало, впрочем, как и оставаться за этим столом.

"Да что же это такое?! Мы что весь вечер будем обсуждать это?!" - Георг предпринял попытку перевести тему. Быстро оглядев помещение в поисках темы для разговора, взгляд остановился на самой младшей за этим столом.

- Анна Павловна, - обратился он к девушке. - Я слышал что вы делаете большие успехи в изучении музыки, но так ни разу и не слышал вашего исполнения. На каких инструментах вы играете и не откажетесь ли вы что-нибудь исполнить?

"С музыкой они точно не смогут разговаривать!"

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+1

17

[indent] Император пододвинул стул младшей сестре, после чего уселся сам рядом с ней. Он с радостью обнаружил что места по правую и левую руку от Элизы уже заняты. Замечательно! Он и так не имел большого желания присутствовать на этом чаепитии, а уж тем более сидеть рядом с супругой? - Увольте. Тем не менее, вышло так что он оказался ровно напротив Елизаветы и теперь ему предстояло весь вечер встречаться с той взглядами и отводить глаза. Хотя, постойте-ка? А с какой стати нужно отводить взгляд именно ему?!
[indent] Разумеется, в глубине души император сам понимал что виноваты оба в том, что супружеские отношения оказались в настолько болезненном и плачевном состоянии. Однако же не желал этого признавать, как и допускать мысли о том что супругу нужно попытаться понять. Он говорил себе: "Она тоже не предпринимает попытки к понимаю".
[indent] И становилось легче. Хотя, более успешный в делах семейных граф Строганов, друг Александра, имеющий к тому времени уже пятерых детей (а разве не количество детей в семье в некоторой степени говорит об успешности отношений супругов) советовал ему начать разговаривать с женой. Якобы, это самое главное.
"Ну, нет, наверное, самое главное", - в правильности слов друга он не сомневался, но никак не мог даже предположить о чём можно разговаривать с Лизхен, даже удивляясь самому себе же: ведь когда-то всё было иначе!
- Вот как?! Я, оказывается пропустил много интересного… - в тот момент, когда их взгляды с женой встретились, Саша натянул саму лучезарную улыбку, что была в его арсенале.
[indent] Весело и задорно улыбнулся жене, надеясь что её заденет его хорошее расположение духа. Ведь он, по идее, должен разделить скорбь о потере дочери. Вот только умершая девочка была не его и он это прекрасно знал. Для него это была не менее болезненная тема. Впрочем, сейчас всё что касалось Елизаветы Алексеевны было болезненной темой и как… "мило" было со стороны maman затронуть именно то, что так неприятно и болезненно императору!
- Весьма любезно, mama, с вашей стороны, - улыбаясь сказал Александр, - Вы беспокоитесь об Элиз? Желаете её видеть чаще? Но смею напомнить вам что говорит церковь: "соблюдение сроков траура и ношения изделия определяют сами родственники усопших. Если возникло желание избавиться от черной ленты или платка, церковь сие действие не воспрещается. Женщины носят чёрное после похорон до момента угасания душевных страданий. Главное – соблюдение всех правил траура по усопшему и искренность молитв за его душу".
[indent] Вышло так, словно Александр встал на сторону жены. Нет, нисколько. Ему, откровенно говоря, было всё равно. Даже наоборот, чем больше жена предпочитала не выходить в свет по причине траура, тем лучше было ему. Так что он был совсем не против подобного положения дел. Но обсуждать всё равно было неприятно.
[indent] Император с удовольствием подхватил обсуждение виновника чаепития, откусив и быстро прожевав маленький кусочек пряника.
- Герцог Ольденбургский, мне даже любопытно, что же вы такое сказали, раз дамы сделали такие выводы? Не будете так любезны повторить для меня? Разумеется, после выступления Анны. Сам с превеликим удовольствием послушаю! У нас тут настоящий праздник намечается, а какой же праздник без музыки?!
[indent] Да, учитывая истинное настроение каждого сидящего за столом, прозвучало весьма иронично.

Отредактировано Александр I (15 Окт 2020 00:46)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/112/592415.jpg

Недаром лик сей двуязычен.
Таков и был сей властелин:
К противочувствиям привычен,
В лице и в жизни — Арлекин.

© А. С. Пушкин

https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/4/63452.gif
МОЙ МАРАФОН В 17 ПОСТОВ

+2

18

Елизавета поймала на себе взгляд мужа, раздражающе спокойный и даже радостный, которому соответствовала столь же солнечная улыбка на губах. Каждый сторонний наблюдатель невооруженным взглядом мог заметить, сколь разительно отличаются настроения царственных мужа и жены. В поведении и внешнем виде Александра не было и намека на траур, коим веяло от императрицы. Это могло бы стать поводом для подозрений, впрочем, вполне легко поддавалось и рациональному объяснению: императору великой и огромной державы некогда предаваться унынию из-за смерти девочки, коя своим рождением всё равно не решала проблемы престолонаследия. А то, что в день её рождения сам же и Александр радовался, что на свет появилась девочка, уже никто и не вспомнит.
Чувствовала ли Елизавета угрызения совести перед своим мужем? Винила ли себя в том, что нарушала данные брачные обеты? О, конечно. Иначе бы не призналась сразу же во всем, не была бы заранее согласна на любое его решение, вплоть до развода. Но признать новорожденную и даровать ей титул великой княжны - это было его решение. Продиктовано ли оно было былыми чувствами к жене, собственным осознанием вины за такую же измену или исключительно желанием предотвратить огромный скандал - то Елизавете было неведомо. Да только отчего же теперь он мучает её немыми упреками? А именно это императрица прочитала во взгляде и жестах Александра, хотел он того или нет.
Пришлось приложить немало усилий, чтобы ответить улыбкой на улыбку, когда их взгляды пересеклись. Внутри всё сжалось, когда Елизавета поняла, что весь оставшийся вечер Александр будет сидеть прямо напротив неё и любой случайный взгляд всегда будет обращаться именно к его лицу. Настоящая пытка для души, коя до сих пор ещё не разобралась в собственных чувствах. Терзание для ума, поглощенного самыми противоречивыми и тяжелыми мыслями.
- Впереди долгий вечер, наверстаете, mon âme, - скрывая сожаление о сем факте, спокойно ответила Елизавета, стараясь вернуть разговор к герцогу. - Уверена, Его Высочество с удовольствием ещё раз поделится своими впечатлениями от России и планами….
Надежды императрицы, увы, не оправдались. Мария Федоровна вновь ловко вернулась к теме её траура, а Александр поддержал сей разговор, пусть и весьма неожиданно. Он вступил в противоречие со словами матери. Можно было бы подумать, что он вступился за жену, был полностью на её стороне. Но Елизавета знала, что это не так. Ему ведь просто легче, что жена редко появляется, их встречи свелись из-за чего до самого минимума. Это осознавать было больно. Ведь когда-то все было иначе. И хотелось ответить столь же колко и больно. Но Елизавета не смела, да и как? Обвинить его в том, что он сам при этом не выразил должной скорби? Но они оба знали, что он и не обязан оплакивать чужое дитя. Конечно, при прочих членах семьи, а также при герцоге, ему придется выкручиваться. Он почувствует себя, возможно, неловко, будет врать и лукавить. С другой стороны, разве могут быть с этим проблемы у “изобретательного византийца”? Едва ли. А при следующей встрече он все ей обязательно припомнит.
- И всё же как вас встревожил мой траур, mama. Право слово, мне уже неловко перед Жоржем и Като. Ведь этот вечер устраивался в их честь, а не мою, - впервые за вечер спокойствие Елизаветы пошатнулось. Но она поспешила взять себя в руки. - Обещаю, что к празднествам в честь восьмой годовщины* я вновь появлюсь в свете и исполню все свои обязанности. Надеюсь, это обрадует Ваши Величества, - едкие нотки хорошо прятались за ровным голосом императрицы. Впрочем, обида все равно просилась наружу и в какой момент Елизавета позволила себе вольность в словах, обращенных будто бы к их гостью. - Ваше Высочество, надеюсь, тоже сможет разделить все наши празднества. Это будет счастливое и суматошное время. После празднеств в честь государя мы плавно перейдем в торжества в честь вашей с Екатериной Павловной свадьбой, так здорово, - о нет, для Елизаветы совсем нездорово - ей придется изображать счастливую жену и добросердечную невестку перед множеством придворных и дипломатов, что съедутся во дворец или будут присылать многочисленные приглашения. - И вам обязательно стоит посетить одно из празднеств в доме Нарышкиных. Ведь они будут вновь устраивать бал в честь Вашего Величества, не правда ли? Дмитрий Львович** не делился с вами планами? Ох, Георг, праздники в доме обер-егермейстера - это всегда огромное событие, его супруга столь изобретательна, что не единожды смогла перещеголять императорский двор. Но мы, конечно, не обижаемся на неё, - в этих словах было множество горечи, ведь таилась в них мысль вовсе не о том, что Мария Антоновна затмевает своими балами те, что устраивают при дворе. Личное женское горе и несчастье. О котором, впрочем, гость едва ли ещё успел узнать. Принц Ольденбургский не создавал впечатление человека, который первым делом стал узнавать все слухи, что блуждали во дворце. И пусть все прочие прекрасно понимали, чем вызваны эти слова Елизаветы. Но, выговорившись, императрица почувствовала облегчение. А ещё надежду, что эти слова заставят хотя бы Марию Федоровну прекратить постоянно сводить разговор к ней и их с Александром отношениям, дабы не превратить семейное чаепитие в скандал с выяснениями отношений.
- Прекрасная мысль. Дорогая Анна, мы будем вам очень благодарны и польщены, - стараясь не смотреть в сторону мужа, Елизавета согласно кивнула на предложение разбавить сей вечер музыкой и дала слугам знак подготовить музыкальный инструмент для великой княжны.

* в честь восьмой годовщины - имеются в виды традиционные мартовские торжества в честь восхождения императора Александра I на престол
* Дмитрий Львович - Дмитрий Львович Нарышкин, обер-егермейстер двора и супруг Марии Антоновны Нарышкиной, многолетней фаворитки Александра I. В особняке Нарышкиных в Санкт-Петербурге, действительно, устраивались пышные балы в честь Его Величества, которые считались одними из самых торжественных и роскошных праздников в столице. 

+4

19

Итак мысль Георга поддержал и сам император, который, к слову удивил своим неожиданным появлением, и его супруга. Об этом они высказались вслух, так что едва Анна Павловна теперь могла отказать. Это радовало, как и надежда что после музыки атмосфера за столом измениться, что некоторое время родственники не смогут говорить, проведут некоторое время в тишине или хотя бы прекратятся эти бесконечные "подколы" друг друга.

"Это же просто кошмар! И эти люди смеют друг друга называть семьёй?!" - разумеется, императорская семья не первая с подобного рода далеко не тёплыми отношениями. Но, насколько запущенный случай Жорж видел впервые. Точнее, впервые он заметил это и смог оценить в полной мере.

В его семье хоть и случались конфликты, но о них было принято говорить. Иногда прямо и не самые приятные слова, но зато никто не прятал личное недовольство за витиеватыми эпитетами. Скажем, по сравнению с Августом, Жорж всегда был менее практичным, более эмоциональным, восприимчивым и мечтательным. Об этом прямо говорил отец, ставя Августа в пример либо же просто молчал. Можно предположить что все эти завуалированные претензии только из-за гостя и ради того, но тогда было непонятно: "А почему бы просто не молчать и совсем уж не касаться неприятных тем?"

- Я все лишь сказал… - император обратился к нему лично и отмалчиваться дальше не вышло. Увы, придётся быть частью этого разговора, всё больше и больше оставляющий на душе неприятный осадок. - Всего лишь поделился своими впечатлениями о России, ваше Величество. Оно весьма неоднозначно. В вашей стране очень красивая природа и прекрасные люди. Но многое, я бы даже сказал очень многое, требует серьёзной работы. И, к слову, наши с Елизаветой Алексеевной первые впечатления о России во многом совпали. Ну, а дальше вы слышали всё остальное.

Так, Георгий Петрович коротко пояснил, передав содержание разговора с самого начала чаепития. Делал он это без злого умысла, никакой скрытый подтекст в слова не вкладывал. Тем временем, тема траура императрицы никак не желала покидать беседу, Ольденбургский снова приуныл и замолчал, позволив Елизавете Алексеевной выговориться, рассказать про праздники и балы у Нарышкиных. Показалось что та вкладывала нечто большее в свои слова, нежели желание просто рассказать гостю о праздниках, но за это короткое время в компании императорской семьи Жорж так устал догадываться и пытаться читать между строк, что решил бросить это бесполезное занятие.

"Лучше, в самом деле, ничего не знать", -  юной княжне нужно было немного времени на подготовку для выступления. Пока та готовилась и выбирала что же исполнить, Георг решил поддержать тему обсуждения праздников. Он не был уверен что это лучшее решение, однако же ничего лучше в голову не пришло.

- Вот как? Что же такого устраивалось уже в доме обер-егермейстера?

*

Прошу прощения что без очереди, просто мне прислали ЛС с напоминанием о том что поста давно не было. Во всех эпизодах не мой черёд, потому я и написал тут.

Подпись автора

Меж тем как сельские циклопы
Перед медлительным огнем
Российским лечат молотком
Изделье легкое Европы,
Благословляя колеи
И рвы отеческой земли.

© А. С. Пушкин

+1

20

Терпение вдовствующей императрицы, подобно тонкой струне, вытянулось до предела и готовилось вот-вот оборваться. Беда всех родителей уже повзрослевших детей - они не хотят смотреть на чужой опыт, непременно желая набить собственные шишки. Как глупо молодой женщине, императрице (!), закрываться в четырех стенах, даже не пытаясь вернуть расположение того, кому давала обеты верности! Как глупо мужчине, императору (!), продолжать избегать собственной жены - единственной женщины, которая могла подарить этому государству законного наследника (во всяком случае, на данный момент). А ещё и Като, которая мечтает как можно скорее сорваться в “свободное плавание”, оставив материнскую опеку на берегу своей юности. И все трое дерзят! Пусть и завуалировано.
- Alex, совсем не требуется напоминать твоей матери слова нашей святой церкви. Мне они хорошо известны, и в сердце моем также святы, как и в ваших с Элизой. Но коли мы не отреклись от мирской жизни, приняв обеты и постриги, к сожалению, наша с вами не менее священная обязанность помнить о своем долге светском и исполнять его ради высшей цели, - государыня измерила выжидающим взглядом и сына, и его супругу. Как сложно было ей понять, что творится в их душах и умах. Изо дня в день она винила в том покойную царицу Екатерину. Ах, если бы она сама воспитывала старших сыновей, если бы сама подобрала им спутниц… Впрочем, к чему теперь пустые сожаления? Приходилось смиренно, как подобает истинной христианке, принять то, что ныне являла ей жизнь, и все свои силы направить на то, чтобы спасти…. Что именно спасти? Это маленькое чаепитие? Первое впечатление об их семье? Брак Александра и Елизаветы? Государство? Вдовствующая императрица не задавалась этим вопросом. Она лишь знала, что это её долг - наставлять своё чадо, хотят они того или нет.
Жаль, что, скорее, не хотят. В руках у императрицы вздрогнула чашка, когда Елизавета упомянула Нарышкиных, так что она поспешила её поставить на стол. Такой холодной колкости Мария Федоровна от своей кроткой невестки никак не ожидала. Упреки Элизы всегда были немыми, а тут она почти прямо обвиняла своего мужа, ведь все, кроме Георга, должны были понять, о чем речь. Разве что ещё юная Анна могла не догадаться, впрочем, едва ли и от неё ускользнули слухи о романе своего старшего брата-императора с польской красавицей.
- Поверьте, дорогой Жорж, в тех празднествах нет ничего особо примечательного, - вперед своего сына и невестки поспешила ответить вдовствующая императрица на вопрос племянника. - Мария Антоновна хороша, а её муж - галантен, поэтому они пользуются популярностью в свете. Но, право слово, разве мало красивых женщин на свете? Вы сами нынче жених одной из самых красивых европейских принцесс, не правда ли? - материнская рука заботливо коснулась плеча старшей великой княжны, меж тем вдовствующая императрица не остановилась. - А про балы в их дворце… Знаете, не зря Элиза упомянула наши празднества в честь Его Величества и вашей помолвки. Я готова возразить своей невестке: сколь бы изобретательна ни была госпожа Нарышкина, а все же придворные торжества она не способна перещеголять ни фонтанами в своих садах, ни богатыми фейерверками. Тем более, дорогая, - плавным тоном своего голоса внезапно вдовствующая императрица от племянника разговор перевела к невестке. - Ты только что порадовала нас прекрасной новостью, что уже в марте вновь начнешь появляться в свете! Это чудная новость. Александр, согласись со мной, - уступать первенствующее место за этим столом Мария Федоровна не собиралась, старательно, как она считала, управляя тоном сей беседы. - Ох, Жорж, когда вы увидите сколь чудно государь и государыня смотрятся вместе, вы и не вспомните про чату Нарышкиних. Знаете, когда они только поженились, их все называли Амуром и Психеей. И наши ангелы с тех пор совсем не изменились, - строгий, предупреждающий взгляд впервые за этот вечер обратился не к Като, а к её старшему августейшему брату, словно вдовствующая императрица хотела сказать ему “Не смей! Не смей возражать или смеяться!”. Но вместо нравоучений Александру, она обратилась к младшей дочери:
- Анна, ты готова уже начать? - тем самым, призывая младшую великую княжну окончить моногол матери музыкой, дабы никто не успел ответить.   
[icon]https://forumupload.ru/uploads/0018/3d/6c/109/69638.png[/icon][status]Вдовствующая императрица[/status][nick]Мария Федоровна[/nick]

+2


Вы здесь » ПЕТРОВСКИЙ УКАЗЪ­­­ » АРХИВЪ РАЗСКАЗОВ » Чаепитие по-императорски; [x]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно